6.12.1913  -  12.12.2002

Книги Н.М.Амосова

Дневник. 24 августа. Суббота, утро

Вчерашняя пятница была бурная. Разбор жалобы и "персонального дела". Жалоба. В прошлую неделю в кабинет явились две дамы. Из Одессы. Примерно лет 65 и 45. Мать и дочка. Больная - мать. Бумагу принесли: "грубое обращение в поликлинике, неквалифицированные врачи". Пишут, что одиннадцать лет на инвалидности, сердце совершенно больное, два порока, декомпенсация II-Б, а у вас ничего не нашли и написали: "Пороков сердца нет, в лечении не нуждается, физическую работу выполнять может".

Тетки противные на меня тоже изрядно кричали. Все проверил: болезни нет. Ушли, пообещав написать. Теперь жалоба уже пришла. Ее и разбирали. Пришлось сделать внушение врачу из поликлиники: квалифицированна, но языката. Она, конечно, не признала вины.

Жалобщице ответили: "Пороков сердца нет, но, если хотите, можем еще исследовать в стационаре". Предполагаю, что это еще не конец истории.

В поликлинике работать трудно. Приемы огромные. В весенние каникулы бывало свыше 300 человек на 6-7 врачей-кардиологов. Почти всем нужно ЭКГ, ФКГ, рентген. Вот почему необходимо срочно расширяться. Много больных приезжают с мнимыми диагнозами. Когда о детишках говорят "здоров", родителям радость. Совсем наоборот - у взрослых. Некоторые годами ходят от врача к врачу, жалуются, не работают, полностью детренируются, часто имеют инвалидность. А у нас говорят: "Порока нет". Конечно - претензии, "плохие врачи".

Вообще-то жалоб на нас мало, две-три в год. Это при 30 тысячах посещений в поликлинике и 7 тысячах - в стационаре.

Второе дело было гораздо хуже. Алкоголизм и нарушение дисциплины. Есть у нас старший научный сотрудник, хирург Н. Ему уже за пятьдесят, и в клинике работает более 20 лет. Давно уже кандидат, метил на докторскую, не потянул. Хорошо делает одну операцию - комиссуротомию. К этому очень много гонора, да еще и пьет.

- Если бы больные не дарили коньяки! А тут как удержишься? Они меня и споили...

В прошлом году дело дважды доходило до увольнения. Поклялся исправиться, пожалели.

Но вот на прошлой неделе заведующий отделением пришел с жалобой:

- Все вернулось! Пьет, опаздывает, приходит в тяжелом похмелье, со всеми лается. Нет больше сил терпеть! Заберите, пожалуйста, или сделайте что другое.

- Ты знаешь, что перевести некуда, можно только выгнать. Давай докладную записку на пятницу. Будем разбирать на коллективе.

Вчера заведующий мялся и бумагу отдал только после напоминания. Я ее прочитал вслух на конференции.

- Что будем делать? Вся история вам известна...

Молчание.

- Думаю, что его нужно уволить. Есть закон об алкоголизме. Нельзя держать врача-пьяницу. Высказывайтесь.

Нет, молчат.

- Знаю, почему молчите. Хотите быть хорошими. А, между прочим, ни один заведующий отделением его не берет.

На том и разошлись. Уволить не решусь.

После конференции был генеральный ремонтный обход. В общем - дело пошло. Реанимация и операционная красят во всю мочь. Другие - послабее, раскачиваются. Старшие сестры жалуются на врачей, дескать, отлынивают. Получат в понедельник вливание. Хуже всех у Бендета, даже за кисти не брались (сам в отпуске). Убедился еще раз, что прохвосты-ремонтники ничего не делают. Приписчики.

Думаю, что удастся навести порядок. Даже пропаганду придумали: соревнование за лучший ремонт отделения. Доску с показателями вывесить и каждую неделю отмечать, сколько чего сделали. Помню, в юности на нашем заводе были такие доски с картинками, какая смена летит на самолете, какая - верхом, а кто - на черепахе.

Вот только бы больные не умирали! Жить бы можно. На работе и про сердце забудешь.

Заседание продолжается!